14.03.2015
Час дезинформации

                 Час дезинформации Недавно на прилавках российских книжных магазинов появилась карманного вида брошюрка под названием «Блокада Ленинграда». Автор – английский историк Руперт Колли. Его перу принадлежат такие же карманные исследования о Гитлере, Сталине, Первой и Второй мировых войнах. То есть, область его поисков достаточно обширна. Вот только качество таких исследований оставляет желать лучшего. Наверное, это известно издательству «КоЛибри», выпустившему данную брошюрку. Тогда, естественно, возникает вопрос: зачем же нужно было издавать эту книжицу пятитысячным тиражом? Ответ, представлен на обложке в правом верхнем углу: Там написано: «История за час». Оказывается, нам предлагают за столь короткий промежуток времени проследить всю 900-дневную историю битвы за Ленинград. Ясно, что книжица рассчитана в первую очередь на молодежь, у которой и помимо того голова идет кругом от избытка информации. А так, хоть что-то может остаться в мозгу. Вот только нужно ли в извращенном ракурсе подавать информацию в преддверии 70-летия Великой Победы? Книга Р.Колли создавалась под западную аудиторию, для которой русский народ, выдержавший блокаду не только чужеземный, но и дремучий, живший чуть ли не в доисторическую эпоху. По этой причине автор лишь мимоходом говорит о мужестве ленинградцев, а основной упор делает на мученичество и страдания отсталого народа, который достоин лишь жалости, но никак не восхищения его стойкостью. Ладно, бог с западными читателями подобной чепухи. Но зачем же забивать этой дезинформацией мозги русских людей? Ведь искажается святая историческая действительность!

Есть смысл постранично проследить, то, как этого удается достичь Руперту Колли:

Уже во введении он преподносит нам сюрприз, возвеличивая Гитлера до того, что тот говорит о себе в третьем лице:

1. «Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли. После разгрома Советской России дальнейшее существование этого крупного населенного пункта потеряет всякий смысл Адольф Гитлер».

На самом деле это текст директивы командования немецких ВМС за номером 1-а 1601/41 со ссылкой на Гитлера, но никак не слова бесноватого фюрера. Гитлер о себе в третьем лице не выражался. Буква «я» у него всегда была на первом месте.

2. стр. 18. «Женщин и детей предупреждали, что, если немцы ворвутся, в город, нужно будет забрасывать их камнями и лить на голову кипяток».

Автор явно возвращает читателя в средние века, демонстрируя русскую дремучую отсталость.

3. стр. 24-25. «…когда 30 августа пал, расположенный в 50 километрах от Ленинграда город Мга, окружение практически прекратилось».

На самом деле прекратилось оно 24 сентября, когда немецкие войска выдохлись окончательно и командующий группой армий «Север» фельдмаршал фон Лееб отдал переход к обороне по всей линии фронта. Еще одно уточнение: Мга не была городом. Это был и есть поселок городского типа, крупный железнодорожный узел.

4. стр. 25. «… в кольце блокады оказалось до 3 500 000 ленинградцев».

На самом деле их было на миллион меньше, включая прибывших беженцев. Немцы, считали, что фактически в окружении оказались более полутора миллионов человек.

5. стр. 28. «К востоку от города в руках советских войск осталась узкая полоска земли, крохотный коридор, обложенный с одной стороны финнами, а с другой – немцами».

Автор описывает ситуацию, сложившуюся уже после начала блокады 8 сентября. К тому времени весь Шлиссельбургско-Синявинский выступ оказался под немцами. То есть наступила полная сухопутная блокада. Никакого, даже крохотного коридора по суше не было и в помине. Оставалась связь с Большой землей лишь по Ладожскому озеру или по воздуху.

6. стр. 29. «Ввиду нехватки оружия Ворошилов приказал вооружать ополченцев «охотничьими ружьями, самодельными гранатами, саблями и кинжалами из ленинградских музеев».

Автор закавычил свою фразу, дав понять, что эти слова принадлежат самому наркому. В советской исторической литературе есть ссылки на то, что Ворошилов призывал население изготовлять пики и сабли, но вот изымать из музеев раритетные кинжалы, это уже из области авторской фантазии.

7. стр. 29. «…Ворошилов обратился к населению с воззванием, и подростки ходили по домам, собирая пожертвования деньгами или одеждой».

То, что некоторые ополченцы воевали на первом этапе в гражданской одежде, это факт. Но одежда была своей, из своего дома, а не собранная как для бомжей.

8. стр. 31. «Недальновидность Ворошилова и Жданова имела трагические последствия. Им неоднократно советовали рассредоточить главные запасы продовольствия, хранившиеся на Бадаевских складах».

Это тоже из области фантазии. Кто мог советским руководителям советовать? Автор этих людей не называет, а то, что складов подобных Бадаевским в городе было несколько, он не удосужился проверить в исторической литературе.

9. стр. 33 «11 сентября немецкая 4-я танковая армия была переброшена из-под Ленинграда на юг, чтобы усилить натиск на Москву».

Во-первых, не с 11, а с 16 сентября начался этап переброски и не армии, а группы. Речь идет о 4-й танковой группе, входившей в состав Группы армий «Север». Военную терминологию автору, пишущему о войне, следует хорошо знать. Также как и то, что Москва находится не на юге, а на юго-востоке от Ленинграда.

10. стр. 33 «… Жуков в отчаянии все-таки предпринял несколько попыток атаковать немецкие позиции, однако немцы уже успели возвести оборонительные сооружения и получили подкрепление, поэтому все атаки были отбиты».

Как у автора все просто получается: отчаявшийся русский генерал, предусмотрительные немцы, заранее подготовившиеся к обороне, да еще и какое-то мифическое подкрепление, хотя несколькими строчками ранее автор тут же всю танковую группу отправил из-под Ленинграда на Москву. С логикой у Р.Колли явно имеются проблемы.

11. стр. 34. «Уличные баррикады… только мешали проезду пожарных машин и карет «скорой помощи».

Автор явно подводит читателя к мысли о том, что заграждения городу совсем были не нужны. Это, мол, ошибка ленинградского командования. На самом деле они выполняли также и роль блокпостов, препятствуя проникновению лазутчиков и ухода к врагу перебежчиков.

12. стр. 35. «Зенитные орудия и аэростаты заграждения практически не защищали город от атак с воздуха».

Если это так, то возникает вопрос, кто же сбил немецкий бомбардировщик упавший как раз в это время в Таврический сад в центре Ленинграда?

13. стр. 38. «9 ноября немцы захватили Тихвин».

На самом деле это произошло 8 ноября.

14. стр. 38. «И все же полностью замкнуть кольцо окружения немецким войскам не удалось, поскольку они не смогли соединиться с наступавшими с севера финнами».

Речь автор ведет о тихвинском направлении. Немцы, действительно, рассчитывали на поддержку финнов, занимавших позиции у Лодейного Поля. Но финны в наступление переходить не собирались, истощив свои силы и не желая обострять отношения с Англией.

15. стр. 38 «Судьба Советского Союза висела на волоске. Но в начале декабря 1941 г. свое слово сказала зима, и немецкие войска остановились у самых стен Москвы».

Как у английского историка все просто: пришел мороз и остановил немцев. О советских войсках нет слов, будто их и не было вовсе.

16. стр. 38. «…8 декабря в ходе решительной контратаки Красная армия отбила Тихвин».

Опять неувязка с датой. Тихвин был освобожден 9 декабря и не контратакой, а решительным наступлением советских соединений.

17. стр. 39. «Голодали все. Жданов установил в городе строгий военный паек – полкилограмма хлеба и миска мясной или рыбной похлебки в день».

При таком пайке жить можно почти припеваючи. А вот о 125 граммах хлеба автором почему-то ничего не сказано.

18. стр. 40-41. «Хлеб, испеченный из муки, сметенной с пола вместе с мусором, прозванный «блокадной буханкой», получался черным как уголь и обладал практически таким же составом».

Это уже совсем оригинальный способ изготовления продукции, если ее компоненты сначала рассыпаются по грязному полу, а затем вместе с мусором собираются. Как раз санитарные нормы ленинградские власти старались соблюдать. Это было одной из важных причин предотвращения эпидемий. Вторая часть фразы вообще удивительна: получается, что хлеб был не только черным как уголь, но и по составу был ему аналогичным. И как же уголь можно есть?

19. стр. 47. «Деревянные заборы разбирались на дрова, с кладбищ воровали кресты»

Зачем автор выдает единичные случаи за правило, одному ему известно.

20. стр. 48. «Вскоре отчаявшиеся люди нашли для книг другое применение: вырванные страницы размачивались в воде и съедались».

Опять же единичные случаи автор старается изобразить массовым явлением.

21. стр. 50. «Трупы валялись повсюду».

Из этой фразы можно сделать вывод, что весь Ленинград был сплошным кладбищем, мертвые люди встречались на каждом шагу. Да, смертность постоянно росла, доходя до нескольких тысяч умерших в день, но коммунальные службы все же работали, люди увозили своих умерших родственников в больничные морги, старались доставить их на кладбища. Не было такого, чтобы все было пущено на самотек. Даже в самое голодное, смертное время власти не бездействовали.

22. стр. 56. «Планы возобновить эвакуацию мирного населения были первоначально отвергнуты Сталиным, опасавшимся неблагоприятного политического резонанса…».

Здесь я вообще ничего не понял. Кого и почему опасался Сталин?

23. стр. 58. Вследствие отсутствия нормального водоснабжения и канализации в городе быстро распространились дизентерия, оспа и тиф, поражавшие и без того ослабленных людей».

Вот здесь автор лукавит. Своевременно была проведена профилактика, велась активная борьба с угрозой распространения болезней. Поэтому эпидемий и не было.

24. стр. 66. Концерт (7-я симфония Шостаковича – Ю.Л.) был назначен на 9 августа 1942 г. – несколько месяцев назад нацисты выбрали эту дату для пышного празднования в ленинградской гостинице «Астория» ожидаемого взятия города. Были даже отпечатаны приглашения, так и оставшиеся неразосланными».

Еще одно потрясающее авторское изобретение. Только ему одному известно, откуда взялась дата 9 августа. Фотографии приглашения он в книге не приводит, видимо, потому, что его с такой именно датой вообще не существует.

25. стр. 66. «Музыканты, несмотря на теплую августовскую погоду, были в пальто и перчатках с обрезанными пальцами – голодающий организм постоянно испытывал холод». Это, вообще, ни в какие ворота не лезет.

На самом деле так музыканты были одеты в марте 1942 года, когда в Ленинграде начались репетиции 7-й симфонии Шостаковича. А в августе они были в своих концертных костюмах.

26. стр. 69. «На немецкие позиции обрушилась двухчасовая артиллерийская подготовка…».

Автор ведет речь об операции «Искра» по прорыву блокады Ленинграда, начавшейся 12 января 1943 года. Но, во-первых, артподготовка продолжалась один час, во-вторых, (и это уже небрежность переводчика) она никак не могла обрушиться. Так можно сказать о снаряде, но никак не о процессе.

27. стр.71. «15 января 1944 года… советские войска перешли в решительное наступление».

Операция по полному освобождению Ленинграда от блокады началась на самом деле на день раньше, 14 января с Ораниенбаумского плацдарма силами 2-й Ударной армии. 15 января к ней подключились все остальные войска Ленинградского фронта.

Думается, что дотошные исследователи найдут и другие неточности в книге Руперта Колли «Блокада Ленинграда». И уж наверняка они не согласятся с утверждением издателей, что «книги серии быстро и профессионально заполнят пробелы в знаниях». Вот как раз пробелов-то станет намного больше. И кому это нужно?

 

Юрий Лебедев, военный переводчик 11 ноября 2014 года

СМИ о Музее / 800 / Osipov / Рейтинг: 5 / 13
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Государственный музей "Невский пятачок"© 2010-2017.